Пока мама жива, мы — дети. И совсем не важно, сколько нам лет

503

Моей маме уже 73 года. И она все еще дает мне груши, как будто оправдываясь: “Они не такие красивые, зато свои, без химии”.

У нее в холодильнике всегда есть “лишняя” ряженка. А я очень люблю ряженку, и, конечно же, всегда беру. Просто я точно знаю, что она совершенно не “лишняя”.

Обычно я просто выхожу из ее дома, сажусь в машину и уезжаю. Я всегда куда-то мчусь, решая огромное количество самых разных дел и проблем. Конечно, я приезжаю к маме в гости, как получится. Уже после работы, маникюрного салона или кофе с подружкой. Всегда привожу что-то вкусное, спрашиваю, как ее дела. А потом снова уезжаю.

А мама всегда скажет мне, что я буквально раздета, и что кашель мой не проходит, только потому что шарф недостаточно хороший (или его вообще нет). Что пора мне уже успокоиться и не работать так много. Она сможет согласиться, что жизнь действительно непростая, но предложит приехать к ней, чтобы успокоиться.

Всего между нами 40 километров и я звоню маме достаточно часто. Она всегда рассказывает мне о сестре, которой тяжко жить одной, о том, как она сходила на рынок. О том, что закончились даже зеленые помидоры, укроп оказался слишком сухим из-за погоды, а кот снова попал в какую-то драку.

А когда мама жалуется на болезни, я всегда отмахиваюсь. Ведь я же не врач, откуда я знаю, стоило ей покупать эти таблетки или нет? А она все отмахивается от похода в больницу.

Но как-то, когда я снова раздражалась в ответ на мамины жалобы по телефону, она заметила, что ей больше некому пожаловаться, кроме меня. И мне вдруг стало так стыдно… Я пулей вылетела из дома, села в машину и поехала к маме.

Она пожарила рыбу, папа достал арбуз, даже предложил вина. Но я же за рулем, так что мне — мамин чай с травами. Я надела мамину кофту, потому что стало немного прохладно. А мама сразу побежала к духовке, чтобы включить ее и прогреть кухню. И я вдруг поняла, какая же я счастливая. Потому что вот они, мама и папа. Сидят со мной за столом, рассказывают о своих, таких пустяковых, на мой взгляд, делах… И мне так тепло в маминой кофте, и с маминым чаем….

И хочется сказать маме только одно — мамуля, живи, живи как можно дольше. Потому что я не могу представить свою жизнь без ее голоса в трубке, без этой кухни, без стремления согреть меня.